Расторжение договора возмездного оказания услуг рк

Статья 686. ГК РК (ОЧ)

Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков, причиненных расторжением договора, кроме случая, когда это произошло по вине заказчика.


Прекращение договора возмездного оказания услуг

Есть два специальных основания прекращения.

Оба эти основания прекращения воплощены в предписаниях ст.782 ГК РФ (два пункта – два правила).

П.1 ст.782 ГК РФ допускает возможность прекращения договора оказания услуг посредством одностороннего отказа заказчиком. Тут внеюрисдикционное прекращение. Достаточно волеизъявления заказчика. Момент прекращения – восприятие отказа исполнителем. Законодатель не сопрягает возможность отказа от договора с какими-то обстоятельствами.

В общем, всё отдано на усмотрение заказчика. Услуга – это исключительно интерес заказчика. Если интерес пропал, то зачем ему услуга? Такой подход совершенно нормален.

Законодателя тут волнует другой вопрос: как защитить интерес исполнителя при отказе заказчика?

Правила п.1 ст.782 – императивны. Соглашением сторон иное предусмотрено быть не может.

И тут возникла проблема. Хорошо, условие договора, которое исключает или ограничивает право заказчика на отказ от договора ничтожно. Но в обороте происходит следующее: в рамках договорного регулирования устанавливается либо неустойка, либо иные негативные имущественные последствия для заказчика при отказе от договора. Возникает вопрос: а такое распространенное регулирование соответствует ст.782? Позиция судебной практики сформировалась давно, а недавно ВАС ее лишний раз закрепил. Суды крайне негативно относятся к такой практике, считая ее незаконной. Логика судебных решений проста. Довод один – действия заказчика по отказу от договора правомерно, а значит, имущественных последствий для него быть не может.

Под влиянием этих доктринальных источников предполагается внести изменения в ст.310 (односторонний отказ от договора): в отношениях между предпринимателями стороны могут установить неустойку за односторонний отказ. Но это вопрос будущего. Сегодняшний закон такого не закрепляет.

Нужно обратить также внимание на то, что формальностей для одностороннего отказа нет. Но есть последствие: у заказчика появляется обязанность возместить фактически понесенные расходы.

Применительно к данному правилу есть целый ряд интересных случаев, в которых ярко обнажался вопрос, связанный с адекватным истолкованием этой нормы. Был случай, когда стороны заключили договор об оказании правовых услуг, связанных с представлением позиции заказчика в суде первой инстанции. Исполнитель составлял процессуальные документы, ходил на судебные заседания 7 раз. На 8 раз суд сказал: «Вы меня достали, давайте закругляться». Исполнитель бежит к заказчику и говорит: «Завтра услуга будет оказана, так что готовь деньги». А заказчик говорит: «Я отказываюсь от договора. Имею право». Исполнитель в ответ: «Оплачивай мои услуги». А заказчик говорит: «Я тебе обязан возместить фактически понесенные расходы – так что вот тебе деньги за проезд на маршрутке, за бумагу, за чернила и всё». Исполнитель охуел и он обратился в суд.

Или другой пример. 3-дневная экскурсия. Через 2 дня заказчик отказывается. Оплатить? Да не вопрос: вот тебе за бензин, который ты потратил на мою перевозку. А исполнитель тоже охуел и пошел в суд.

Так вот во всех этих делах суд, рассматривая спор, занял позицию исполнителя и указал, что попытка, предпринимаемая заказчиком, основана на неправильном истолковании предписаний п.1 ст.782 ГК РФ. Да, заказчик может отказаться от договора. Но «фактически понесенные расходы» должны включать стоимость услуг, которые еще не оказаны, но должны включать стоимость уже оказанных услуг. Фишка в том, что в отношении тех услуг, которые еще не оказаны, расходы могут быть взысканы, если исполнитель уже начал предпринимать действия на их исполнение (закупил бумагу, бензина, абонемент на общественный транспорт купил и т.д.).

Такая же логика отражена в п.2 Инф. письма №104.

Это был первый специальный случай прекращения договора.

Второй случай – п.2 ст.782 ГК РФ – односторонний отказ исполнителя.

При этом, для понимания существа предписания п.2 ст.782 ГК РФ нужно знать ОКС 06.06.02 №115-О. Поводом для данного определения послужила следующая ситуация. Гражданка заключила договор оказания услуг, связанных с протезированием, с клиникой в России. В один прекрасный день, клиника отказалась от договора, сославшись на п.2 ст.782 ГК РФ. А зубы-то болят, она поехала в Швейцарию, протезы поставила. Вернувшись домой, пришла к исполнителю и говорит: возмещай убытки, вызванные твоим односторонним отказом. Суд тоже охуел от размера счета, и отказывал ей. Баба пошла в КС. В определении было дано конституционно-правовое толкование п.2 ст.782 ГК РФ. Гражданке не удавалось доказать причинно-следственную связь между отказом исполнителя и счетом из Швейцарии. Гражданка пыталась признать незаконность отказа исполнителя. КС занял позицию гражданочки. КС сделал вывод, что отказ исполнителя был незаконным, потому что: особый характер отношений между врачом и пациентом не дает возможности врачу отказаться от исполнения обязанности (неправовой аргумент); договор гражданочки – это договор публичный (отсюда, невозможность произвольного отказа от договора, ибо есть обязанность заключить договор).

ОКС 14.10.04 391-О: исполнитель говорит, у меня фактической возможности оказать нет, можно отказаться? КС сказал, что может.

Последствие отказа исполнителем – возмещение заказчику убытков.

Общие положения об обязательствах перевозки. Договор перевозки груза. Права и обязанности участников грузоперевозочного процесса. Ответственность в обязательствах по перевозки грузов. Договор перевозки пассажиров.

Общие положения об обязательствах перевозки.

Главный признак – цель – направленность перевозочных отношений на пространственное перемещение груза, багажа или пассажиров. При этом цель – не единственный признак, по которому выделяется перевозка.

Еще три признака: чтобы пространственное перемещение было при помощи транспортных перевозочных средств, чтобы перемещение объекта осуществлялось на транспортном средстве или в транспортном средстве (в этом отличие перевозки от буксировки – там тяга и толкание), чтобы в данных отношениях участвовал специальный субъект – перевозчик.

Третий признак выводится из того, что перевозка – это частный случай оказания услуг. А отсюда, услуга для себя оказываться не может. Ее кто-то другой должен оказывать.

Перевозка будет только тогда, когда будут наличествовать все четыре признака.

Перевозочные обязательства многообразны. Можно классификацию делать по разным основаниям.

По виду транспорта: железнодорожная перевозка, автомобильная перевозка, воздушная перевозка, морская перевозка, речная перевозка или перевозка внутренним водным транспортом.

По виду объекта: перевозка груза, перевозка багажа, перевозка пассажира.

По территориальному признаку: внутригосударственная перевозка и международная перевозка (источники правового регулирования разные).

По субъектному признаку (в зависимости от количества транспортных организаций, участвующих в перевозочном процессе): перевозка в местном сообщении (перевозка осуществляется одной транспортной организацией в пределах границ своей деятельности), перевозка в прямом сообщении (перевозка осуществляется несколькими транспортными организациями одним видом транспорта), перевозка в прямом смешанном сообщении (перевозка осуществляется по единому перевозочному документу, а в перевозочном процессе участвует несколько различных видов транспорта).

Ст.788 ГК РФ говорит о специальном законе, регулирующем перевозку в прямом смешанном сообщении. Но такого закона единого пока что нет. Однако это не говорит о том, что законодательного регулирования данного вопроса нет. Есть, но в каждом отдельном уставе и кодексе.

Источники регулирования перевозки.

Во-первых, глава 40 ГК РФ. Во-вторых, специальные транспортные уставы и кодексы (их 5 штук: Устав железнодорожного транспорта от 10.03.2003, Кодекс внутреннего водного транспорта от 07.03.2001, Кодекс торгового мореплавания от 30.04.1999, Воздушный кодекс от 19.03.1997, Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта от 18.10.2007).

Все эти уставы и кодексы – федеральные кодифицированные акты в форме ФЗ. Вопрос: что имеет большую юридическую силу? ГК как федеральные кодифицированный акт в форме ФЗ или другие уставы и кодексы в форме федеральных кодифицированных актов в форме ФЗ?

Есть ст.3 – приоритет ГК в регулировании гражданско-правовых вопросов. Отсюда, указания в главе 40, которые позволяют регулирование с помощью транспортного законодательства, мы должны воспринимать как точечные, поскольку они являются исключениями из ст.3 ГК, которые нельзя толковать расширительно.